Статьи

Российский «империализм». Часть 1.

Некоторые вещи настолько общеизвестны и неоспоримы, что обычно не воспринимаются сознанием. Факт падения яблок с дерева или факт холодных российских зим, - всё это никем не оспаривается. Однако требуется Исаак Ньютон или Андрей Паршев, чтобы стало возможным понять значимость таковых фактов.

К общеизвестным и неоспоримым, но практически неосознанным фактам относится и решающая роль государства в любой современной экономике. В седьмой лекции о марксизме был поставлен вопрос: как одним словом характеризуется тот или иной строй? - Он характеризуется по имени того, кто в  основном присваивает прибавочный продукт в данном обществе. Если это рабовладельцы – то строй рабовладельческий. Если феодалы, то феодальный. Если капиталисты, то капиталистический. Соответственно строй в США и в РФ на сегодня  есть строй государственно-капиталистической монополии.

В подтверждение этому в лекции была приведена таблица и некоторые пояснения, свидетельствующие о том, что именно государству в США и в России принадлежит ведущая роль в изъятии прибавочного продукта и вообще в экономике. Что, следовательно, и в США, и в России – строй государственно-капиталистической экономики.


Таблица 1. Отношение доходов федеральных государственных бюджетов США и РФ к валовому внутреннему продукту данных стран  в %


2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

Россия

15,5%

17,6%

20,3%

19,5%

20,1%

23,7%

23,4%

23,6%

США

20,6%

19,5%

17,6%

16,2%

16,1%

17,3%

18,2%

18,5%


Однако есть смысл детализировать пояснения, которые давались в лекции. И не мешает обратить внимание и на ещё некоторые «частности». Итак:

 

Шаг первый:  В таблице были учтены только доходы федеральных бюджетов России и США. Однако государство – это не только федеральная власть, но и государственные органы отдельных штатов (субъектов федерации), городов, муниципальные структуры. В России общий бюджет центра и местных структур называется «консолидированным бюджетом». Выпущенный в 2009 году Федеральной службой государственной статистики «Российский статистический ежегодник» даёт нам в готовом виде соотношение доходов консолидированного бюджета РФ к ВВП страны за период с 2002 года по 2008 год. Данные по США вычислены на основании приложений №№ В76 и В82 к последнему посланию президента конгрессу США.


Таблица 2. Отношение доходов консолидированного бюджета РФ и США к валовому внутреннему продукту данных стран в %.

 

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Россия

28,70%

31,20%

31,90%

39,70%

39,50%

40,40%

38,40%

США

31,10%

28,40%

26,30%

25,70%

27,40%

28,80%

28,70%


Шаг второй: В таблицах отражено отношение доходов бюджетов США и РФ ко всему валовому внутреннему продукту. Между тем, нас интересует сейчас отношение не ко всему ВВП, а только к прибавочному продукту. К последнему нас приближает американская статистика, которая различает понятия «валового внутреннего продукта» и «национального дохода». Очевидно, доходы и прибавочный продукт можно получать не только от своих граждан, но и из-за границы. Поэтому действие первое: к валовому внутреннему продукту прибавляются доходы, полученные из-за границы. Не менее очевидно также то, что какую-то часть доходов приходится отдавать за границу (например, платить иностранным держателям облигаций госзайма США). Соответственно, действие второе состоит в вычитании того, что пришлось за границу отдать. Полученную величину американцы называют опять же валовым (net), но уже не «внутренним», а национальным продуктом. Однако есть разница между «продуктом» и «доходом». Ведь ясно, что при производстве различных товаров износились какие-то станки, агрегаты, оборудование. Отнимая величину износа капитала из национального продукта, американцы получают цифру, которую называют «национальным доходом» (national  income). Нас же интересует не весь национальный доход, а только прибавочный продукт. То есть нас интересует то, что рабочие и служащие произвели сверх того, что они потребили сами. Поэтому мы производим вычитание из национального дохода США всех зарплат всех рабочих и служащих (пенсионные и социальные отчисления мы не вычитаем) и таким образом получаем то, что можно назвать прибавочным продуктом. И сразу же видим, что отношение доходов госбюджета США к прибавочному продукту этой страны показывает абсолютное доминирование государства в присвоении прибавочного продукта.


Таблица 3. Отношение доходов консолидированного бюджета США к прибавочному продукту.

 

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

США

75%

67,50%

60,90%

58,30%

61,60%

67,10%

68,00%


Переходя теперь к российской статистике, мы не можем не заметить, что в вышеупомянутом ежегоднике Госстата  есть данные только по валовому внутреннему продукту. Понятия «национальный продукт» и «национальный доход» мы здесь не обнаружим. Причина может состоять в том, что речь идёт о государственном статистическом органе страны с особенно умными экономистами. Ведь в своё время наши экономисты не просто интерпретировали экономику СССР, но сумели ещё и развалить ее. Может быть также, что они боятся самого слова «национальный», и поэтому шарахаются, как чёрт от ладана, от понятий национального продукта и национального дохода. Есть и ещё одна гипотеза – она касается более чем странной картины внешних заимствований. С ТАКИМИ внешними заимствованиями выводить НАЦИОНАЛЬНЫЙ продукт сложновато, не говоря уже о национальном ДОХОДЕ. Об этом поговорим ниже. Пока констатируем: отечественная статистика нас за ручку от ВВП к национальному продукту и от него к национальному доходу почему-то привести не захотела (данные об амортизации в структуре ВВП также отсутствуют). Нам ничего не остаётся, как смириться с погрешностью, и приблизиться к понятию прибавочного продукта в РФ просто путём вычитания из ВВП денег, пошедших на оплату труда.  И здесь «Статистический ежегодник» радует нас в отдельном примечании тем, что сумел учесть даже и скрытые формы оплаты труда, то есть сумел каким-то образом учесть и «серый» и «чёрный» нал. Лично я склонен в это поверить. У наших отечественных экономистов действительно призвание именно к криминальной экономике.

Итак, производим вычитание оплаты труда из валового внутреннего продукта РФ. И с полученной величиной сопоставляем доходы федерального и всех региональных и местных бюджетов вместе взятые.


Таблица 4. Отношение доходов консолидированного бюджета РФ к величине ВВП минус оплата труда (показатель - вынужденная замена прибавочному продукту).

 

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

 

РФ

55,53%

54,82%

54,77%

66,81%

67,80%

71,40%

63,60%

 

 


Таким образом, мы можем констатировать, что и в США, и в РФ наблюдается абсолютное доминирование государства в присвоении прибавочного продукта.

Шаг третий. Однако считать, что государство ограничивается присвоением всего лишь около двух третей прибавочного продукта, значит впадать в ошибку. Ведь мы не учли ещё и самого по себе государственного сектора экономики. В 2009 году в РФ было 135 тысяч государственных и 258 тысяч муниципальных предприятий. Каждое такое предприятие в процессе своей деятельности производило отчисления в бюджет, что уже учтено нами в так называемом «консолидированном бюджете». Однако хотя бы часть государственных и муниципальных предприятий получают ещё и прибыль. И это – одна из форм изъятия прибавочного продукта государством. В бюджет эта прибыль может и не поступать, и чаще всего не поступает. Но хозяином, собственником такой прибыли по определению является государство как собственник данного предприятия. Подчас речь идёт о предприятиях весьма крупных, приносящих порой немалую прибыль. Особенно в случаях, когда, например, государственное оборонное предприятие получает экспортный заказ. С одним из гигантских государственных предприятий мы все хорошо знакомы. Это федеральное государственное унитарное предприятие «Почта России». Одно время благодаря исполнению доходной функции доставки пенсий на дом (при этом почте шёл процент от суммы доставки) российские почты могли работать с прибылью. Как сейчас – не знаю. Пример с «Почтой России» я привел потому, что данная крупнейшая корпорация не прячется под вывеской «акционерного общества». А нагляднее всего роль государства как изымателя прибавочного продукта прослеживается на примере известных крупных корпораций, называемых АО или ОАО, но фактически являющихся государственными структурами вследствие более чем пятидесятипроцентного участия в их уставном капитале государства либо опять же государственных компаний. В американском журнале “Forbes” ежегодно публикуется перечень двух тысяч корпораций, которые журнал относит к крупнейшим в мире. Интересно посмотреть, включен ли кто из России в самую первую сотню по версии «Форбса»? – Да, в «золотой сотне» «Форбса» в 2009 году две российских компании. На тринадцатое место в мире это издание поставило государственную по сути корпорацию «Газпром». Далее российскую корпорацию встречаем на 64 месте. Это опять же государственная по доле в уставном капитале «Роснефть».

Свидетельства «Форбса» не мешает учитывать, но относиться к ним следует осторожно. Вследствие крайне запутанной методики оценок журнал может и серьёзно ошибаться. Например, на первое место в мире журнал поставил американскую «Дженерал электрикс», имевшую прибыль в 17,41 миллиардов долларов. Но по этому для капиталистического мира самому, казалось бы, важному показателю американский «гигант» - не более чем подросток по сравнению с «Газпромом» и его прибылью в размере 26,78 миллиардов долларов.

Вместе с «Форбсом» и независимо от него мы в рамках поставленной темы вправе указать и на такие гиганты, как «Сбербанк», корпорация ВТБ, на «Российские железные дороги», на «Аэрофлот», на «Внешэкономбанк», на «Росатом»… Во всех случаях речь идёт о прибыльных компаниях с решающим участием государства в их уставном капитале.

В 2009 году в финансовом секторе России десятая часть прибылей получена одной только государственной корпорацией «Внешэкономбанк». А вышеуказанная прибыль одного только «Газпрома» перекрывает собой все прибыли, полученные всеми банками России. У нас нет точных статистических данных о прибылях всего государственного сектора экономики. Но сказанного достаточно, чтобы понять: государство контролирует и изымает значительно больше, чем исчисленные нами две трети прибавочного продукта. По всей видимости, речь должна идти о доле, близкой к 90 процентам всего прибавочного продукта страны. В США статистика в части государственных предприятий и корпораций запутана даже больше, чем в России. В Америке НЕТ даже юридически определённого понятия «федеральная правительственная корпорация». Понятия нет – а сами корпорации есть! И в следующей части мы увидим, что их появление и их исчезновение бывает весьма поучительным для тех, кто хочет понять специфику современного экономического строя – строя государственного капитализма.

Констатируем: в США и в России государство изымает значительно больше двух третей прибавочного продукта нации.    

Казалось бы, перед лицом такого неопровержимого и впечатляющего факта обе нации – и русские, и американцы, - должны бы денно и нощно думать о том, как использовать богатейшие возможности государства, на что именно направить эту гигантскую мощь, аккумулированную самой логикой экономического развития. Для этих двух государственных корпораций не может быть ничего невозможного. Если бы американское государство направило бы свои усилия, даже малую толику своих усилий на решение научно-технических и промышленных задач по развитию энергетики 21 века, то США давно бы освободились от необходимости импортировать нефть. Если бы российское государство было бы должным образом ориентировано, то россияне давно бы уже жили в век электронных кошельков и забыли бы не только об очередях в сберкассах и о банковских окошках, но и забыли бы о существовании самих банков. Ведь уже сегодня в результате совершенно стихийного развития в РФ обращается вчетверо больше денег, чем их печатается. Логика развития экономики ведёт к исчезновению материального носителя денег, что создаёт возможность прямой связи между получателем денег или плательщиком денег и единым денежным центром.

Но, как это ни удивительно, ни русские, ни американцы на обсуждение богатейших возможностей своих государственно оформленных сообществ не расходуют и тысячной доли того, что уходит на обсуждение банкротства каких-то маргинальных банковских структур. Банкротство этих маргинальных банковских структур объявляется «мировым кризисом». Который год подряд все ищут возможности реанимации этих экономических трупов, и попытки их реанимации называют «поисками путей выхода из кризиса».

Ни русские, ни американцы не имеют технологической программы развития своих сообществ. Если только заходит речь о признаках технологической программы (например, связанной с нано-технологиями), то вопрос о развитии самих по себе технологий тут же подменяется вопросом о «механизмах развития», о «финансировании», о «кредитовании», о «создании конкурентной среды» и так далее. Похоже, что в России такой «порядок» ведёт или уже привёл к последствиям катастрофическим. Пока мы все, разинув рот, наблюдали за успехами нашей государственно-капиталистической монополии в погашении внешнего долга, - пока мы, разинув рот, наблюдали за этим несомненным нашим успехом, - пока мы это делали… долг катастрофически вырос втрое за период с 2001 года (160 миллиардов долларов) по 2009 год (480,5 миллиардов долларов). И всё это – при снижении государственной внешней задолженности с 116,7 миллиардов долларов до 29,5 миллиардов долларов. Не удивительно, что у нас никак не могут посчитать ни национального продукта, ни тем более национального дохода.

Этот пример показывает: хвост вертит собакой! Огромным и эффективным государственным организмом управляют силы, вся «мощь» которых не в экономике. В экономике, повторим, нет никого сильнее самого государства! Но в таком случае, что же это за «силы»? Что реально представляет собой «хвост», который крутит нашим верным государственным псом, который вертит американской породистой сукой?


Об этом – в следующей части. 


Обсуждение: http://valentin-aleksy.livejournal.com/10498.html

Нет комментариев

Добавить комментарий
Создать сайт
бесплатно на Nethouse